НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ
Анекдоты    Ссылки    Карта сайта    О сайте


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Песня на плантации


Весь облик, весь дух грузинского чайного хозяйства для меня неразрывно связан с образом девушки грузинки, хозяйки зеленых плантаций-веселой и Задорной, скромной и вдумчивой, бесконечно трудолюбивой и вместе с тем дерзкой в стремлении к небывалому.

Я видел много чайных плантаций, знаком со многими из чаеводов, но самое яркое впечатление храню о славном колхозе имени Ленина села Ната-неби. Моя первая встреча с ним состоялась довольно давно, но уже и до того я многое слышал об этом чудесном уголке Грузии. Подъезжая к станции Натанеби, я с обостренным вниманием всматривался в лежащую передо мной панораму. Вдаль, к подножию гор, по отлогим холмам густыми рядами уходили чайные кусты. Было в них нечто не совсем обычное: опытному глазу эти пышные, ухоженные кусты убедительно говорили о высоком уровне хозяйства. Тут чувствовалась твердая хозяйская рука!

Натанеби... Передо мной лежало не село в привычном смысле этого слова. Это был маленький городок, весь в зелени и цветах. Кровли домов пламенели на солнце ярко-красной черепицей. Вдоль улиц тянулись провода, всюду над крышами-шесты антенн. А вот и корпуса производственных предприятий, характерных для села с большим общественным хозяйством. Колхоз собирает столько чайного листа и разных субтропических плодов, что в Натанеби для их переработки построили собственную фабрику и паковочный завод.

Я приехал в самую горячую пору сбора чая. По широким улицам то и дело проносились груженые машины: чем быстрее лист будет доставлен с плантаций на фабрику, тем лучшего качества получится чай.

Почти весь день ездил я по плантации, но едва ли успел ознакомиться и с третьей частью владений колхоза, раскинувшегося на площади свыше ста квадратных километров. В урочище Шава (Черное) высится внушительное административное здание, украшенное ажурным грузинским орнаментом. Здесь разместились правление колхоза, сельсовет, агрокабинет, колхозный музей, зал заседаний. В селе были построены целые кварталы жилых и общественных зданий, трехэтажный Дом культуры, зимний спортивный зал, два летних кинотеатра, школа на 800 учащихся, больница, две столовые, магазин. Ничто в жизни поселка Шава не оправдывает его мрачного названия, к слову говоря, возникшего в 1905 году после карательного похода свирепого генерала Алиханова-Аварского. Тогда вся эта местность покрылась обгорелыми руинами.

В конторе правления хранится диплом Всесоюзной сельскохозяйственной выставки за получение в 1937 и 1938 годах урожая чайного листа в 2820,5 килограмма с гектара. Какой большой путь прошел колхоз за эти сорок лет! Высокое достижение, которое в 1937 году дало колхозу право стать участником Всесоюзной сельскохозяйственной выставки, превратилось в рубеж вчерашнего дня. Когда-то натанебские чаеводы собирали с каждого гектара плантаций по 800 килограммов листа. В 1975 году они собрали по 8370 кг, а в 1978 г. уже по 11 816 кг! В годы Великой Отечественной войны сотни натанебцев ушли на фронт и триста шестьдесят из них не вернулись. Но и в годы войны производство чая натанебцы не сократили.

Мы подолгу беседовали в Натанеби со здешними старожилами Епифаном Гоготишвили и Ноем Гелеква. Им обоим за восемьдесят, и каждому есть что рассказать гостю. Они долгие годы батрачили у князей. Работали, не разгибая спины, от зари до зари и с трудом сводили концы с концами. Тощая земля почти не приносила урожая. Всюду вокруг простирались болота, и не было на селе семьи, в которой бы три-четыре человека не болели малярией. Жестокая болезнь изнуряла людей. "Если у человека лицо цвета айвы, - говорили тогда, - значит, он из Натанеби". Жители других сел не хотели выдавать дочерей замуж за натанебцев, и это отразили грустные строки песни:

 Горе нам, натанебцам,
 Не дают нам невест... 

Натанеби было одним из самых бедных сел Грузии. В газете "Квали" за 1896 год была помещена статья за подписью "Акаури" ("Здешний"). Автор писал о Натанеби: "За 14 лет был вырублен непроходимый лес. Выстроили станцию, дома и торговые помещения... Но, к сожалению, здесь все еще нет человеческой жизни". Автор описывает картины катастрофического распространения в Натанеби малярии и туберкулеза, рассказывает о действительно нечеловеческой жизни крестьян.

Мои собеседники - свидетели того, как после установления Советской власти год за годом менялось лицо села. В 1930 году они первыми вступили в колхоз, на их глазах началась борьба с болотами Колхидской низменности. Сами они внесли немалую лепту в это небывалое по размаху дело. И болот не стало. Вслед за ними исчезли и болезни. На осушенных землях стали разводить чай, цитрусы, тунг. В крестьянские дома впервые пришел достаток. Год от года он рос, множился.

Колхоз имени Ленина-высокотоварное хозяйство. Главная сила и гордость натанебцев - их чайные плантации, занимающие 300 гектаров. В 1975 году только один чай дал артели 2368 тысяч рублей денежного дохода (из общего дохода в 2860 тысяч рублей). Это была заслуженная награда за большой труд: ведь гектар чая по -трудоемкости соответствует 50-60 гектарам зерновых. За славные трудовые победы колхоз награжден орденом Трудового Красного Знамени.

С ростом хозяйства рождаются новые возможности, новые планы, и, чтобы их осуществить, нужны специалисты. Постоян-ное стремление к новому, к лучшему проявляется во всей многообразной жизни колхоза. То, что вчера считалось недостижимым, сегодня кажется обычным. А кого удовлетворит обычное, рядовое? Если десять лет назад по пять тонн листа с гектара собирали только отдельные чаеводы и это считалось крупным успехом, то сейчас речь идет о том, чтобы выращивать на лучших участках по десять тонн, а среднюю урожайность всех плантаций поднять до уровня рекордных.

Мы в 18-й бригаде. Ее чайная плантация занимает 30 гектаров, и этот участок-один из лучших в колхозе. За кустами здесь ухаживают особенно заботливо, а сбор урожая ведут с подлинным искусством.

Еще не рассеялась предутренняя мгла, а сборщицы с корзинами уже на плантации. Быстро мелькают проворные женские руки, собирая с пышных кустов дань, наполняя корзины серебристо-зелеными побегами. Эта картина невольно навевала настроение, выраженное в стихах-народного поэта Грузии Иосифа Гришашви-ли:

 Глядя на руки девичьи,
 Голубей я вспомнил белых...
 Сколько в их трудах величья -
 В ловких, нежных и умелых!

Эти умелые, красивые руки вдохновили на стихи и Николая Тихонова, не раз гостившего в Грузии. Он сказал о них торжественно, с глубоким уважением:

 И руки те - в Москве ли величавой
 Или в ферганской дальней чайхане -
 Я вижу их под солнцем нашей славы,
 Их закалившим в трудовом огне. 

От сборщицы требуется как будто немногое: безостановочно рвать созревшие для сбора побеги, выбирая их из массы старого или недозрелого листа. Но мы уже говорили, это поистине ответственная, напряженная работа: не успел, не выбрал эти побеги до заката-к утру они уже огрубеют и станут непригодны Для чая высших сортов, а потом и вообще для переработки на чайных фабриках. Своевременный сбор листа обеспечивает вместе с тем и наиболее быстрый подход новых флешей, то есть самый высокий урожай. А рабочей силы в пору чайной страды почти всегда в обрез и даже не хватает...

Однажды я подумал: можно ли, нужно ли поэтизировать такую кропотливую, утомительную работу? Но признаюсь: думалось это до моей встречи с чаеводами на плантации, до моего настоящего знакомства с ними! В наших чайных хозяйствах, и особенно здесь, в Натанеби, я увидел и понял, что поэзия - в воздухе этих мест, в сердцах этих людей, в их отношении к своему делу, в их образе жизни! Ведь в самой трудовой отваге, в массовых производственных рекордах грузинских чаеводов-свидетельство молодых, нарастающих сил, залог того, что хорошее умножится, плохое отступит, что трудная работа будет облегчена.

Я познакомился со сборщицей Маргаритой Кукчишвили и спросил ее, как идут дела. Вопрос по форме был прост и незначителен, но что-то в моем голосе, как видно, побудило ее ответить на него не из вежливости, а по чувству.

- Сердце радуется, когда видишь такой лист! - откликнулась она.-Только поспевай...

Маргарита Кукчишвили сдавала по шестьдесят с лишним килограммов сортового листа в день. Это немало, вдвое больше нормы, но многие подруги по бригаде ушли еще дальше.

С плантации 18-й бригады я пошел в поселок Ахалшени, что значит по-русски "Новостройка". Здесь, действительно, все было новое: и плантации, и жилые дома, и общественные здания. Перешагнув через низкую изгородь, я попал на какой-то особенный участок. Кусты на нем стояли ровными, солидными рядами, широкие междурядья позволяли использовать тракторный культиватор. Урожай собирала здесь Людмила Хурцидзе, невысокая, уже немолодая женщина с богатым и славным стажем чаевода. Лет тридцать назад она сдавала в день по 50-60 килограммов листа, и это считалось рекордом. О Хурцидзе писали газеты, рассказывало радио. Через год ее опередила сборщица из соседней бригады Дареджан Такидзе, но затем Людмила снова завоевала первенство. Эти труженицы-энтузиастки стали инициаторами соревнования чаеводов в натанебском колхозе. Герой Социалистического Труда Людмила Хурцидзе при дневной норме 30 килограммов чая собирала по 100 килограммов и больше. Даже самые придирчивые приемщики всегда хвалят собранный ею лист, в ее корзину не попадает огрубевший или незрелый побег. Со своего участка в полгектара она собирает по семь с лишним тонн листа за сезон - гораздо больше, чем собирают лучшие чаеводы Индии и Шри Ланка, а ведь там сезон длится вдвое дольше.

- А с кем вы соревнуетесь сейчас? - спросил я.

- Сколько лет работаю на плантации, столько и соревнуюсь с Дареджан Такидзе, - ответила она.- Дареджан очень хорошая сборщица. Соревнование помогает нам обеим... Да вот и она, легка на помине!

По дороге шла рослая женщина с корзиной в руке. Закончив сбор на одном из участков, она переходила на другой. Людмила Хурцидзе позвала ее, и Дареджан направилась к нам. Людмила с улыбкой поспешила навстречу подруге, взяла ее под руку и подвела ко мне... Я познакомился с еще одной удивительной женщиной этого замечательного села.

Урожаи, какие получает Дареджан, и не снились старым чаеводам. До революции во всей Гурии у помещиков и богачей было 90 гектаров чайных плантаций, с этой площади они собирали около 50 тонн листа в год; теперь Дареджан со своим звеном только с четырех гектаров собирает почти столько же! С приемами труда Дареджан Такидзе можно познакомиться в учебнике по чаеводству. Со всех концов Советского Союза люди самых разных профессий шлют ей письма. В какой капиталистической стране смогла бы так прославиться трудом простая крестьянка?

Чаеводы Натанеби получают за свой труд гарантированную оплату. Почти у каждого из них есть приусадебный участок. Немало здесь семей, ежегодный доход которых превышает 6 - 7 тысяч рублей. Колхоз заботится о своих колхозниках, которые по возрасту или состоянию здоровья не могут принимать участия в общественном труде, им обеспечены бесплатное лечение и отдых в колхозной здравнице. Задолго до создания колхозного пенсионного фонда в общегосударственном масштабе им уже выплачивалась пенсия.

Успехи колхоза во многом обусловлены умелым руководством его бессменного председателя - члена ЦК Компартии Грузии, заместителя председателя Совета колхозов республики, Героя Социалистического Труда, делегата XXV съезда КПСС Гиви Акакиевича Цитлидзе. Он ветеран Великой Отечественной войны, прошел по ее дорогам от родного Натанеби и боевым офицером во главе своего батальона вступил в Берлин. Наряду с множеством других наград грудь его украшает орден Александра Невского. Способности руководителя как нельзя лучше проявил он и в мирной жизни, в росте успехов и славы большого хозяйства.

Хорошо сознавая, какое значение в десятой пятилетке придается качеству продукции, натанебцы решили трудиться под девизом: "Каждому гектару-Знак качества". В этом деле у них оказалось много последователей.

Но натанебцы умеют не только хорошо трудиться. Они прилежные ученики и студенты. Сейчас 80 колхозников заочно учатся в вузах. Подал пример председатель колхоза Гиви Цитлидзе: он заочно получил высшее агрономическое образование. В 1965 году в колхозе открылся филиал Анасеульского университета пропаганды достижений науки и передового опыта, работающего в районном центре Махарадзе на общественных началах. Цитлидзе - его общественный ректор. В Натанеби есть Народный университет культуры, работающий также на общественных началах. Его ректор - педагог средней школы Григол Такидзе. Курс этого университета уже прошли многие колхозники. Один из преподавателей университета Абесалом Цуцунава, врач местной больницы, успешно защитил кандидатскую диссертацию.

Полнокровная жизнь кипит в колхозном селе, и немногим отличается она от жизни городской. Здесь своя музыкальная школа, АТС, родильный дом, детские ясли, почта-телеграф, торговый центр, спортивный зал, Дом бракосочетания, в домах колхозников - пианино, телевизоры, холодильники, в дома подается газ. Каждый пятый житель села имеет легковую автомашину. Натанебцы выписьгоают одиннадцать тысяч экземпляров газет и журналов. Более 400 колхозников имеют среднее образование, а 250 - высшее. Из 25 бригадиров колхоза высшее образование имеют 18. Времена переменились, и даже самые разборчивые невесты не отвергают сегодня женихов из Натанеби!

В селе бывает много гостей, они уезжают с неизгладимым впечатлением. Шведский гость сказал как-то о Натанеби:

- Я, правда, не разделяю идей коммунизма, а значит, и колхозов, но если в Советском Союзе есть такие колхозы, как натанебский, то я за коммунизм, за колхозы...

В Грузии любят петь, и поют здесь не только на празднике урожая, за свадебным столом, в клубах или Домах культуры- песня здесь верная спутница труда. Сборщица чая не поет за своей нелегкой работой-тут ей не до песен. Но именно песней приветствует она трудовой день, песней нередко его и венчает.

предыдущая главасодержаниеследующая глава












© AGROLIB.RU, 2010-2021
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://agrolib.ru/ 'Библиотека по агрономии'

Рейтинг@Mail.ru

Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь