Новости Энциклопедия
Библиотека Новые книги
Анекдоты Ссылки
Карта сайта О сайте

ПАВЛОВ

ПАВЛОВ Иван Петрович (1849-1936), гениальный учёный, классик естествознания, великий физиолог и мыслитель, выдающийся представитель русской нации и пламенный патриот Советской Родины.

П., творчество к-рого началось в конце прошлого столетия и достигло необычайно пышного расцвета после Великой Октябрьской социалистической революции, относится к таким учёным-новаторам, к-рые умеют "...ломать старое и создавать новое, несмотря ни на какие препятствия, вопреки всему" (Сталин, Речь на приёме в Кремле работников высшей школы 17 мая 1938). Гениальный вождь и учитель, корифей науки И. В. Сталин назвал имя Павлова в числе великих людей, к-рые своими делами возвеличили русскую нацию и обессмертили русский народ.

Наиболее крупные научные открытия были сделаны П. в области физиологии кровообращения, пищеварения и высшей нервной деятельности. На основе изучения иннервации сердца и сосудов, П. выдвинул учение о нервной трофике, сыгравшее огромную роль в развитии теории и практики медицины. Классическими исследованиями по физиологии и патологии органов пищеварения он обогатил физиологию и медицину новым методом изучения функций организма и экспериментально обосновал новое учение о физиологии и патологии пищеварения.

П. открыл естественно-научный объективный метод изучения функции головного мозга - метод условных рефлексов, пользуясь которым он создал обессмертившее его имя учение о высшей нервной деятельности.

Ведущими положениями научного творчества П. были: идея нервизма и единства организма и условий существования. Развитие этих принципов сделало учение П., наравне с мичуринским учением, общебиологической теорией.

Учение П. о высшей нервной деятельности является подтверждением и естественно-научным обоснованием основных положений марксистско-ленинской теории познания; о причинной обусловленности психических процессов, об отношении мышления, сознания к мозгу и т. д. Учение П. стало мощным рычагом дальнейшего развития советской биологии, физиологии, медицины, ветеринарии, курортологии, педагогики, психологии и языкознания. Огромное значение творчества П. было подчёркнуто на объединённой сессии Академии наук СССР и Академии медицинских наук СССР, посвященной проблемам физиологического учения И. П. Павлова (июнь - июль 1950), а также на ряде др. совещаний и научных конференций.

Павлов родился 27 сентября 1849 в Рязани в семье священника. Поступив в духовную семинарию (1864), П. не закончил её. Под влиянием прогрессивных идей великих революционеров-демократов Н. Г. Чернышевского, А. И. Герцена, Н. А. Добролюбова, Д. И. Писарева, Н. В. Шелгунова, а также материалистических взглядов отца русской физиологии И.М. Сеченова, П. поступил в Петербургский университет на естественное отделение физико-математического факультета (1870).

Будучи студентом третьего курса, П. впервые приобщается к научно-исследовательской работе. Вместе со студентом В. Н. Великим он провёл в физиологической лаборатории проф. И. Ф. Циона научное исследование об иннервации сердца.

Студентом четвёртого курса П. выполнил, совместно с другим студентом, М. Афанасьевым, ещё одну научную работу "О нервах, заведующих работой в поджелудочной железе"; за эту работу Совет университета удостоил авторов золотой медали.

После окончания университета (1875) П. поступил на третий курс медико-хирургической академии, ныне Военно-медицинской академии имени С. М. Кирова, к-рую окончил в 1879 г.

Во время пребывания в академии П. работал одновременно у проф. К. Н. Устимовича при кафедре физиологии Ветеринарного отделения (1876 - 78). В это время П. самостоятельно выполнил ряд ценных работ по физиологии кровообращения и пищеварения.

В 1878 П. был приглашён знаменитым клиницистом проф. С. П. Боткиным в физиологическую лабораторию при его клинике, где работал вначале лаборантом, а затем заведующим этой лабораторией (официально с 1886). В 1890 П. был избран профессором кафедры фармакологии в Военно-медицинской академии, где он проработал пять лет, до перевода на кафедру физиологии той же академии, где пробыл до 1925 г.

Одновременно П. в 1890 избирается действительным членом Ин-та экспериментальной медицины, где он работает в течение 45 лет, вначале заведующим физиологической лабораторией, а затем заведующим физиологическим отделом.

В 1901 г. П. был избран членом-корреспондентом, а в 1907 - действительным членом Российской Академии наук.

Исключительного развития научное творчество П. достигло в годы советской власти. Коммунистическая партия и Советское правительство проявили огромную заботу и внимание к творческой деятельности Павлова.

В постановлении СНК РСФСР от 24 января 1921 за подписью В. И. Ленина были отмечены "... совершенно исключительные научные заслуги академика И. П. Павлова, имеющие огромное значение для трудящихся всего мира", и намечены мероприятия по созданию наиболее благоприятных условий для творческой деятельности Павлова и его сотрудников. В связи с 80-летием П. СНК СССР было вынесено специальное постановление "О дальнейших мероприятиях по обеспечению наиболее благоприятных условий научно-исследовательской работы физиологической лаборатории при Государственном институте экспериментальной медицины Наркомздрава РСФСР, руководимой академиком И. П. Павловым". В 1924 был создан физиологический институт Академии наук СССР, который стал центром материалистического учения П. о высшей нервной деятельности. В годы первых пятилеток Павлову были отпущены огромные денежные средства для развития экспериментальной и клинической работы. В селе Колтуши (ныне с. Павлове) был построен спец. научный городок для изучения проблем эволюционной физиологии и патологии высшей нервной деятельности. В. М. Молотов на приёме делегатов XV Международного конгресса физиологов (1935) так охарактеризовал значение современной физиологии, к-рую возглавлял И. П. Павлов: "Современная, в основе своей материалистическая, физиология, все более глубоко проникая в сущность процессов жизни организма человека, в процессы жизни животных и растений, делает, вместе с развитием других наук, великую освободительную работу для умственного развития человека, освобождая его от всей этой плесени мистики и религиозных пережитков. Успехи современной физиологии являются основой успехов медицины, создавая возможность действительно организованной и плодотворной борьбы с болезнями, эпидемиями и проч." ("Правда" от 18 августа 1935, № 227).

П. умер 27 февраля 1936 в Ленинграде. Имя Павлова является гордостью нашей отечественной науки. Павлова любит и ценит всё прогрессивное человечество. Великий русский учёный был удостоен научных почётных званий в различных иностранных академиях, университетах и научных обществах, признавших его выдающиеся заслуги в мировой науке. Научные заслуги П. исключительно велики. Оставленная им самая передовая и многочисленная школа физиологов, под руководством партии и правительства, успешно развивает богатейшее наследство своего учителя.

По инициативе И. В. Сталина в 1950 была созвана объединённая сессия Академии наук СССР и Академии медицинских наук СССР, посвященная физиологическому учению акад. И. П. Павлова, на к-рой были подвергнуты суровой критике недочёты и ошибки в работе ряда учёных (Орбели, Бериташвили, Анохин, Рожанский и др.) и н.-и. ин-тов, призванных разрабатывать павловское научное наследство.

Эта сессия сыграла историческую роль в дальнейшем развитии павловского учения в нашей стране. Она всколыхнула огромные массы работников медицины, ветеринарии, с. х-ва, педагогики, психологии, направив их творческие усилия по пути практического использования и развития павловского учения. Наследство, оставленное П., является богатейшим арсеналом плодотворных научных идей.

Ещё в ранний период работы П. совместно с Боткиным заложил основы клинико-физиологического направления в медицине.

Павлов и Боткин выдвинули и экспериментально обосновали новый принцип в естествознании вообще и в физиологии и клинике в частности - принцип целостности организма. Они нанесли удар по локалистическому, идеалистическому по своей сущности, направлению в биологии и медицине (целлюлярная патология Вирхова); они установили исключительную роль нервной системы в развитии физиологических и патологических процессов, что вооружило мышление врача правильным подходом к анализу и пониманию симптомов болезни, патогенеза заболевания и лечения больного человека.

Павлов и Боткин обосновали во всей полноте и значимости замечательную идею нервизма, впервые выдвинутую И. М. Сеченовым и сыгравшую огромную роль при изучении физиологических и патологических процессов в целостном организме. "Под нервизмом,- говорил Павлов, - понимаю физиологическое направление, стремящееся распространить влияние нервной системы на возможно большее количество деятельностей организма" (Полное собр. трудов, т. I, 1940, стр. 142).

Павлов и Боткин подчёркивали значение внешней среды в формировании конечных физиологических и патологических реакций организма.

В этот период П. изучает влияние различных лекарственных веществ (ландыш, наперстянка, валериана и др.) на сердечно-сосудистую систему

Разработка теоретических проблем была тесно связана с задачами медицинской практики. Применив впервые метод хронического опыта, П. установил наличие в организме тончайших приспособительных механизмов, регулирующих уровень кровяного давления. Он экспериментально доказал, что блуждающий нерв является регулятором общего кровяного давления, что в сосудах имеются спец. нервные окончания (интерорецепторы), к-рые сигнализируют нервным сосудистым центрам об изменении уровня кровяного давления и хим. состава крови; что постоянство кровяного давления в организме обеспечивается регулирующим влиянием центральной нервной системы. Он установил, что в организме имеются взаимопротивоположные отношения между кровеносными сосудами периферических органов и органов, находящихся внутри организма. При сужении сосудов периферических органов компенсаторно расширяются сосуды внутренних органов, благодаря чему общее кровяное давление в организме остаётся постоянным. Механизм этого явления состоит в том, что при повышении давления в сосудах происходит раздражение чувствительных окончаний в стенках последних, в результате чего возникают импульсы, к-рые идут в центральную нервную систему, а оттуда по центробежным нервам к сердцу и сосудам, обусловливая замедление работы сердца и расширение просвета кровеносных сосудов. Так, на основании многочисленных опытов П. было создано учение о саморегуляции кровяного давления в организме, в основе к-рого лежит рефлекторный механизм.

Идея "нервизма", ярко представленная в исследованиях П. по физиологии кровеносных сосудов, получила особенно выраженный характер в его классических работах по изучению иннервации сердечной мышцы. В течение двух лет (1881 - 83) П. интенсивно изучал физиологическую роль центробежных нервов сердца. Он установил, что деятельность сердца регулируется двумя парами нервов, одна из которых влияет на частоту сердечных сокращений, учащая или замедляя ритм сердцебиений, а другая - влияет на силу сокращений, усиливая или ослабляя сами сокращения сердечной мышцы. П. был открыт нерв, усиливающий только силу сокращений сердца и не изменяющий ритма сердцебиений.

Блестящим окончанием этих работ явилась докторская диссертация П. "Центробежные нервы сердца" (1883). Огромное значение этого труда состоит в том, что в нём П. впервые выдвинул идею о нервной регуляции питания (трофики) тканей и органов, влиянии, отличном от известных науке до П. других двух видов влияния нервной системы на органы.

Функциональные нервы регулируют работу органа, возбуждая или тормозя его деятельность; сосудодвигательные нервы расширяют или суживают просвет кровеносных сосудов, обусловливая так. обр. то больший, то меньший приток крови к органу; трофические нервы влияют на усвоение питательных веществ организмом, обеспечивая жизнедеятельность и работоспособность его клеток и тканей. В этой работе П. заложил фундамент учения о трофической функции нервной системы.

Кроме этих открытий по физиологии сердечнососудистой системы, П. в этот период разработал экспериментальную методику сердечно-лёгочного препарата, сыгравшую большую роль в анализе действия нек-рых хим. веществ на деятельность сердца, в подробном изучении влияния нервов на силу сердечных сокращений. Это открытие П. было спустя 30 лет повторено английским физиологом Старлингом и незаслуженно получило в зарубежной печати название сердечно-лёгочного препарата Старлинга. Работая на "сердечно-лёгочном препарате", П. установил, что при прохождении крови через лёгкие она теряет свойство свёртываться. Это привело его к выводу, что в лёгких образуется какое-то вещество, препятствующее свёртыванию крови. Это открытие П. подтвердилось сравнительно недавно, когда было установлено, что в тканях лёгкого образуется вещество, обладающее свойством задерживать процесс свёртывания крови. В наст. время это противосвёртывающее вещество получают из лёгких, оно широко применяется в медицинской практике.

Работы П. по физиологии сердечно-сосудистой системы оказали большое влияние на дальнейшее развитие физиологии и клиники. Впоследствии советскими учёными было установлено наличие интеро-рецепторов во всех артериальных, венозных и лимфатических сосудах и была тщательно изучена их роль в регуляции уровня кровяного давления и дыхания.

Учение П. о нервной трофике получило дальнейшее развитие в трудах советских физиологов и клиницистов.

В физиологической лаборатории при клинике Боткина П. продолжал разработку вопросов, связанных с физиологией пищеварения, начатую им в конце 70-х годов. Изучение функции пищеварительной системы является вторым крупнейшим этапом исследовательской деятельности П. Павлов впервые произвёл операцию наложения постоянной фистулы протока поджелудочной железы у собаки (1879), операцию одновременного наложения ж-ному фистулы желудка и перерезки пищевода на шее и вшивания в кожу перерезанных его концов (эзофаготомию) (1889) и поставил знаменитый опыт "мнимого кормления", до сих пор являющийся одним из самых блестящих опытов экспериментальной физиологии.

Будучи в заграничной командировке (1884 - 86), П. ознакомился с состоянием физиологической и медицинской науки в Зап. Европе. В это время среди зарубежных учёных были широко распространены различные идеалистические концепции. На философском фронте процветали, по выражению Ф. Энгельса, "разброд" и "путаница". Эти "разброд" и "путаница" имели отражение и в естественных науках. Учёные основывали свои заключения и выводы на идеалистических взглядах Канта, Шопенгауэра и др. Широко пропагандировались взгляды вульгарных материалистов. Основным методологическим принципом изучения животного организма был анализ работы отдельных органов. Экспериментальным обоснованием аналитического изучения физиологии животного организма был метод острых опытов. Данные, полученные этим методом на животных, подвергшихся операционной травме и наркозу, не могли дать полного и исчерпывающего представления о работе органа в целостном нормальном организме.

Признавая неправильными постановку научных исследований и методы, применяемые зарубежными учёными, П. вырабатывал методы собственными путями.

Значение метода исследования в науке исключительно велико. "Часто говорится, и недаром, - писал Павлов, - что наука движется толчками, в зависимости от успехов, делаемых методикой. С каждым шагом методики вперед мы как бы поднимаемся ступенью выше, с которой открывается нам более широкий горизонт, с невидимыми раньше предметами. Посему нашей первой задачей была выработка методики" (Полное собр. трудов, т. II, 1946, стр. 23). Своими исследованиями функций органов на живом, нормально действующем организме П. заложил прочный фундамент синтетической физиологии. "После периода аналитической работы, - писал Павлов, - мы вступили безо всякого сомнения в период синтетический...

И. П. Павлов
И. П. Павлов

Цель синтеза - оценить значение каждого органа с его истинной и жизненной стороны, указать его место и соответствующую ему меру" (там же, т. I, 1940, стр. 362).

Для П. было несомненно, что "Только имея в виду целое, нормальный ход работы в том или другом отделе организма, мы без труда отличаем случайное от существенного, искусственное от нормального, легко находим новые факты и часто быстро замечаем ошибки. Идея общей, совместной работы частей проливает яркий свет на всю исследуемую область" (там же, т. II, 1946, стр. 345).

П. создал новый метод исследования, так наз. оперативно-хирургический, или метод хронических фистул, открывший огромные перспективы для изучения функций пищеварительного аппарата в нормальных физиологических условиях. Создавая этот метод, П. исходил из идеи изучения функций органа в целостном организме. При разработке нового метода П. выдвинул и обосновал ряд принципиальных положений: 1) секрет пищеварительных желез д. б. получен в совершенно чистом виде; 2) получение секрета д. б. возможным во всякое время; 3) количество и качество секрета д. б. точно определяемы; 4) пищеварительный канал должен правильно функционировать, и животное д. б. вполне здорово. Он создал при физиологической лаборатории спец. операционную, подобную в основных чертах операционной хирургических клиник, где с соблюдением всех условий асептики и антисептики производил сложнейшие операции на ж-ных с тем, чтобы, после выздоровления, обеспечить получение секрета пищеварительных желез в любое время и в нужном количестве, чтобы изучить его состав в разные моменты пищеварения. Для этой цели из стенки желудочно-кишечного тракта вырезывали отдельные участки с местом впадения протоков той или иной пищеварительной железы и вшивали в брюшную рану. На этом принципе выведения протоков желез наружу основывается операция хронической фистулы протока поджелудочной железы, слюнных желез и желчевыделительной системы. Для получения чистого желудочного сока П. проделал две классические операции: 1) образование малого желудочка с сохранённой иннервацией и 2) наложение фистулы желудка и пищевода. Операция изолированного желудочка состоит в том, что из стенки желудка выкраивается небольшой лоскут, сохраняющий нервную и сосудистую связь с желудком. Изолированный при нормальных условиях маленький желудочек точно воспроизводит работу секреторных клеток большого желудка во время пищеварения. В многочисленных опытах на ж-ных с хроническими фистулами пищеварительных желез П. и его сотрудники установили, что деятельность этих желез регулируется нервной системой, что выделение секретов, различных по своему качественному составу, происходит в строгой зависимости от сорта пищи. Опытами был точно установлен скрытый период, количество и качество отделяемого секрета; было показано, что продолжительность и характер секреции неодинаковы при еде различных сортов пищи (мясо, хлеб, молоко). Было установлено, что секреторный процесс в желудочных железах, поджелудочной железе, а также выход жёлчи в кишку протекает в две фазы: сложнорефлекторную, обусловленную нервными влияниями с органов чувств (глаз, ухо, нос) и полости рта при акте еды, и нервно-химическую фазу, обусловленную как рефлекторными влияниями с полости желудка и кишечника, так и действием продуктов расщепления пищи.

Опытами были также установлены роль и значение жёлчи в процессе пищеварения; был открыт в кишечном соке особый фермент - энтерокиназа, к-рый активирует белковый фермент поджелудочного сока (трипсин). В спец. исследованиях П. и его сотрудники изучили характер секреторной функции желудка при экспериментально вызванной патологии желудочных желез, заложив тем самым основы не только экспериментальной физиологии, но и экспериментальной патологии.

Синтетический метод позволил великому учёному создать стройное учение о работе всего пищеварительного аппарата.

В 1897 вышел в свет классический труд П. "Лекции о работе главных пищеварительных желез", удостоенный Нобелевской премии. В нём П. подвёл итоги своей пятнадцатилетней работы по физиологии пищеварения и наметил дальнейшие пути изучения в этой области исследования.

Учение П. о пищеварении оказало огромное влияние на дальнейший ход экспериментального изучения физиологии пищеварения. Особенно плодотворно оно развилось в советской физиологии и клинике.

Переход П. от изучения физиологии пищеварения к изучению физиологии высшей нервной деятельности (1901) был логическим развитием научного мышления П. В опытах на животных П. было выявлено наличие точного и тонкого приспособления секреторной функции пищеварительных желез к количеству и качеству пищевых раздражителей. Ему удалось выявить строгую и постоянную приспособляемость функций желез к пищевым сигналам на вид и запах пищи. Особенно ярко это было видно в работе слюнной железы. Явление так наз. психического возбуждения слюнной железы послужило для П. "трамплином", при помощи к-рого ему удалось перейти от изучения физиологии пищеварительных желез к физиологии головного мозга. Деятельность слюнной железы в руках П. стала точным объективным показателем течения сложнейших процессов в головном мозгу. Деятельность слюнной железы легла в основу павловского метода объективного изучения высшей нервной деятельности у ж-ных и человека. Изучению высшей нервной деятельности П. посвятил 35 лет своей жизни. Когда он вплотную занялся этой проблемой, учёные ещё не располагали объективным методом изучения высшей нервной деятельности. Наука строила свои воззрения на основе идеалистической субъективной психологии. Среди учёных того времени были широко распространены лженаучные идеалистические представления о своеобразии психических явлений у человека и животных. И. М. Сеченов был первым, кто в истории естествознания подошёл к анализу субъективного мира человека и ж-ных объективными методами.

Свои принципиальные положения Сеченов опубликовал в известном труде "Рефлексы головного мозга".

Положения Сеченова о неразрывной связи организма и среды, о рефлекторной деятельности головного мозга, об эволюции форм рефлексов (см.), о возможности методами естествознания проникнуть в сложнейшие явления у животного и человека - психические явления - получили в трудах П. гениальное развитие. Основными принципами теории рефлекторной деятельности являются "...во-первых, принцип детерминизма, т. е. толчка, повода, причины для всякого данного действия, эффекта; во-вторых, принцип анализа и синтеза, т. е. первичного разложения целого на части, единицы и затем снова постепенного сложения целого из единиц, элементов; и, наконец, принцип структурности, т. е. расположения действий силы в пространстве, приурочение динамики к структуре" (Полное собр. трудов, т. III, 1949, стр. 436).

На основании огромного экспериментального материала П. создал обессмертившее его имя материалистическое учение о работе головного мозга, названное им учением об условных рефлексах. Согласно этому учению, нервная система является сложнейшим и тончайшим аппаратом, связывающим многочисленные части организма между собой и организм в целом с окружающей средой. "Деятельность нервной системы направляется,- говорил Павлов,- с одной стороны, на объединение, интеграцию работы всех частей организма, с другой,- на связь организма с окружающей средой, на уравновешивание системы организма с внешними условиями" (там же, стр. 391). Связь организма с условиями жизни осуществляется при помощи нервной системы, в виде рефлексов. Безусловные рефлексы, как то: пищевые, оборонительные, половые, ориентировочные - являются наследственно закреплёнными, врождёнными формами связи с условиями жизни. Они составляют основу поведения животных. Под инстинктами П. понимал сложные безусловные реакции цепного характера. К ним относятся такие сложные формы деятельности организма, как передвижение рыб на большие расстояния при нересте, перелёты птиц, забота о потомстве и т. д. Безусловные рефлексы способны уравновесить организм с внешней средой, если последняя относительно постоянна. Однако внешняя среда непрерывно изменяется. Это вызывает со стороны организма появление новых приспособительных реакций, по своему характеру более сложных и совершенных, чем безусловная реакция.

На основе безусловных рефлексов у ж-ных образуются временные связи, условные рефлексы. Условными эти рефлексы П. назвал потому, что они приобретаются организмом за период его индивидуальной жизни, под влиянием определённых условий внешней среды и при исчезновении этих условий могут затормозиться или исчезнуть совсем.

Условный рефлекс осуществляется при участии высших отделов центральной нервной системы. Образование и прочное укрепление условных рефлексов происходят на основе взаимодействия процессов возбуждения и торможения. П. установил ряд закономерностей в течении процессов возбуждения и торможения. Возникновение возбуждения в коре всегда связано с распространением его по клеткам больших полушарий головного мозга (закон иррадиации). В дальнейшем происходит постепенное стягивание его в к.-н. определённом участке коры (закон концентрации). Эти закономерности свойственны также и процессу торможения, к-рый при возникновении иррадиирует, а затем концентрируется в определённом участке коры головного мозга. Процессы возбуждения и торможения в коре мозга находятся постоянно во взаимодействии. Обычно процесс возбуждения в одном участке коры вызывает процесс торможения в других участках (закон отрицательной индукции) и, наоборот, появление процесса торможения в одном участке коры вызывает появление процесса возбуждения в других районах коры (закон положительной индукции).

При нормальной возбудимости корковых клеток слабый раздражитель вызывает слабый эффект, средний - средний и сильный - сильный эффект (закон силовых отношений). При развитии процесса торможения наблюдается возникновение ряда переходных стадий или фаз. При возникновении торможения вначале наблюдается уравнительная фаза, когда слабые и сильные раздражители вызывают одинаковый эффект; затем - парадоксальная фаза, когда слабые раздражители дают сильный эффект, а сильные - или совсем не вызывают никакого эффекта, или последний бывает едва выраженным. При углублении тормозного процесса появляется ультрапарадоксальная фаза, когда положительные условные раздражители, независимо от их силы, не вызывают эффекта, а отрицательные условные раздражители, к-рые ранее не вызывали эффекта, теперь дают эффект.

Последняя - тормозная фаза характеризуется таким состоянием мозговых клеток, когда ни сильные, ни средние, ни слабые раздражители не дают никакого эффекта.

Переход от возбуждения к торможению совершается через указанные выше фазы в строгой последовательности через уравнительную, парадоксальную и ультрапарадоксальную фазы. Переход от торможения к возбуждению совершается через эти же фазовые состояния клеток, но в обратном порядке, т. е. через ультрапарадоксальную, парадоксальную и уравнительную фазы. П. установил, что торможение всегда является координирующим фактором в работе клеток коры головного мозга. Процесс торможения постоянно входит необходимым звеном в механизм образования и укрепления условного рефлекса, благодаря чему кора мозга очень тонко и точно производит анализ и синтез явлений внешней и внутренней для организма среды. П. установил след. виды торможения: "угасание", "условное торможение", "запаздывание", "дифференцировочное торможение", "запредельное торможение", к-рые представляют собой лишь различные формы единого тормозного процесса, в различной степени выраженного и вызываемого различными условиями.

Сон также является одной из форм торможения коры больших полушарий головного мозга. При иррадиации торможения с коры на подкорковые центры наблюдается сон с выключением не только сознания, но и тонуса скелетной мускулатуры, с понижением кожной чувствительности и т. п. Гипноз есть частичный сон, когда среди общего торможения клеток коры головного мозга имеются отдельные участки клеток, находящиеся в состоянии бодрствования. П. дал анализ такого явления, как внушение. Последнее является результатом образования в коре временных связей под влиянием словесного воздействия на человека при условии иррадиировавшего на большую массу полушарий тормозного процесса.

Материалистические представления П. о сне, гипнозе и внушении нанесли сокрушительный удар по религиозно-мистическим, идеалистическим толкованиям этих явлений.

Изучая высшую нервную деятельность, П. пришёл к выводу об охранительной целебной роли торможения, к-рое предохраняет корковые клетки от истощения и перевозбуждения, способствует быстрому восстановлению их работоспособности. Особенно важна охранительная роль торможения при действии на организм чрезмерно сильных внешних раздражителей. Выводы П. об охранительной целебной роли процесса торможения развиваются советскими учёными и широко используются в медицинской практике,

В результате многолетнего изучения индивидуальных различий высшей нервной деятельности животных П. создал учение о типах нервной системы. В основу классификации типов П. положил различие нервной системы по силе нервных процессов, уравновешенности их и подвижности. П. различает 4 типа нервной системы: 1) сильный, уравновешенный, подвижный; 2) сильный, уравновешенный, но малоподвижный; 3) сильный, неуравновешенный, с преобладанием процессов возбуждения над процессом торможения; 4) слабый тип нервной системы с ослабленными процессами возбуждения и торможения. П. считал, что четырём типам нервной системы соответствуют четыре темперамента, описанные ещё в древности: первому - сангвинический, второму - флегматический, третьему - холерический и четвёртому - меланхолический. Между этими основными типами нервной системы могут быть самые разнообразные промежуточные типы, обусловленные различными сочетанием и степенью развития особенностей нервной системы (силы, уравновешенности и подвижности процессов возбуждения и торможения). По Павлову, в формировании типа нервной системы, наряду с врождёнными особенностями нервной системы, огромное значение имеют влияния внешней среды. Образование новых временных связей и прочное укрепление их в течение индивидуальной жизни организма обусловливают возможность передачи условных рефлексов по наследству и изменения, так. обр., типологических особенностей нервной системы. "Можно принимать, - говорил Павлов, - что некоторые из условных вновь образованных рефлексов позднее наследственностью превращаются в безусловные" (Полное собр. трудов, т. III, 1949, стр. 217).

Образование условных рефлексов у человека представляет собой более сложный процесс, чем у ж-ных. Для человека существует свойственная только ему система связей с внешней средой - вторая сигнальная система: сигнализация непосредственно действующих на человека раздражителей словом. Вторая сигнальная система действует в тесной связи с первой сигнальной системой, общей у человека с животными. Учение о второй сигнальной системе является вершиной творчества гениального П. Оно является естественно-научным обоснованием положений диалектического материализма о материальных основах абстрактного мышления, учения И. В. Сталина о языке в его неразрывном единстве с мышлением. Это учение интенсивно разрабатывается в наст. время учениками и последователями Павлова.

Идея временной нервной связи имеет широчайшее применение в биологических науках. Принцип временной связи является строго научным критерием в изучении процессов, протекающих как в здоровом организме, так и при его заболевании. Производя опыты над животными, П. собрал огромный экспериментальный материал, обобщённый им в двух классических трудах: "Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных" (1923) и "Лекции о работе больших полушарий головного мозга" (1927). Тщательное экспериментальное изучение высшей нервной деятельности животных позволило П. перейти к изучению высшей нервной деятельности человека и дать анализ многих нервных и психических заболеваний.

В основе многих психических и нервных заболеваний, по Павлову, лежит перенапряжение и истощение нервных клеток коры человеческого мозга, "срыв" высшей нервной деятельности, что ведёт к хроническому расстройству деятельности мозговых клеток. Возникновение различных форм расстройств нервной системы, по Павлову, наблюдается у людей по преимуществу со слабым типом нервной системы или с сильным, но неуравновешенным типом.

На основе теоретического анализа П. разработал и предложил для клинической практики ряд методов лечения больных (сонная терапия, лечение бромом и др.).

Учение П. имеет также большое значение для успешного развития многих областей советской науки. В наст. время оно всё шире применяется в зоотехнии, ветеринарии, педагогике, в физическом воспитании, в курортологии и в ряде других отраслей науки и практики. В этом сила и мощь подлинно материалистического, прогрессивного павловского учения. Учение П. о высшей нервной деятельности является орудием борьбы против идеализма и мракобесия в естествознании. Воинственно борясь против идеалистов многих школ и направлений (Лешли, Шерингтон, Келер, Вудвортс, Кречмер, Морган), П. создал совершенно новую отрасль естествознания - познание материальной основы психической деятельности человека. Труды великого русского учёного в этой области явились одной из естественнонаучных основ марксистско-ленинской теории познания; они глубоко вскрывают и всесторонне объясняют с научной точки зрения материальные физиологические механизмы сложнейших процессов отражения человеком внешнего мира.

П. был великим гражданином и патриотом нашей Родины. "Волнующее чувство испытываю я, - писал Павлов, - когда доводится выступать перед иностранцами. Невероятно остро понимаешь тогда, что русский ты человек и каждая капля твоего дела приносит родине пользу или вред. Это чувство всегда было остро во мне, но сейчас я все более вдумываюсь в него... Только пустые люди не испытывают прекрасного и возвышающего чувства родины". П. горд был успехами своей социалистической родины. "На моей родине, - говорил Павлов, - идет сейчас грандиозная социальная перестройка. Уничтожена дикая пропасть между богатыми и бедными. Я хочу жить еще до тех пор, пока не увижу окончательных результатов этой социальной перестройки..." (Полное собр. трудов, т. I, 1940, стр. 31). Глубокая любовь и преданность П. Родине, партии и правительству были источником его неиссякаемой энергии по развитию отечественной науки на благо народа. Он неоднократно отмечал, что "...наше правительство дает чрезвычайно большие средства для научной работы и привлекает массу молодежи к науке". Обращаясь к советской молодёжи со специальным письмом, П. дал ряд ценных советов молодым советским учёным. Это были советы мирового учёного, новатора и революционера в науке, великого патриота и гражданина Советской Родины.

Главнейшие труды П.: Полное собрание трудов, т. I - V, М.-Л., 1940 - 49; Полное собрание сочинений, 2 изд., т. 1 - 6, М.-Л., 1951 - 52; Избранные произведения, [М.], 1949; Избранные труды, М., 1951; Лекции о работе главных пищеварительных желез, М.-Л., 1949; Лекции о работе больших полушарий головного мозга, М., 1949; Лекции по физиологии (1912 - 1913), М., 1949; Психопатология и психиатрия. Избранные произведения, М., 1949; Павловские среды. Протоколы и стенограммы физиологических бесед, т. I - III, М.-Л., 1949.

И. Курцин

Литература: Асратян Э., Учение академика И. П. Павлова о высшей нервной деятельности, М., 1949 (Всес. общество по распространению полит, и науч. знаний); Бирюков Д., Жизнь и деятельность великого русского ученого И. П. Павлова (к 100-летию со дня рождения) [1849 - 1949], М., 1949 (Всес. общество по распространению полит, и науч. знаний); Быков К., Жизнь и деятельность Ивана Петровича Павлова, М.-Л., 1949; его же, Кора головного мозга и внутренние органы, 2 изд., М.- Л., 1947; Иван Петрович Павлов [1849 - 1936], М.-Л., 1949 (Академия наук СССР. Материалы к биобиблиографии учёных СССР. Серия биологических наук. Физиология, вып. 3); Кудрявцев А., Проблемы изучения обмена веществ в свете учения акад. И. П. Павлова, "Советская зоотехния", М., 1951, №6; Лискун Е., О теоретических основах кормления сельскохозяйственных животных, там же, № 5; Милованов В., Значение учения академика И. П. Павлова в развитии биологии размножения сельскохозяйственных животных, там же, № 4; Научная сессия, посвященная проблемам физиологического учения академика И. П. Павлова 28 июня - 4 июля 1950. Стенографический отчет, М., Академия наук СССР, 1950; Пленум секции животноводства и ветеринарии Всесоюзной сельскохозяйственной академии имени В. И. Ленина, посвященный проблемам физиологического учения И. П. Павлова, "Советская зоотехния", М., 1951, № 3; Постановление XXXV Пленума секции животноводства Всесоюзной ордена Ленина академии сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина, там же, № 5; Разенков И., Новые данные по физиологии и патологии пищеварения, М., 1948; его же, Учение И. П. Павлова о физиологии пищеварения и его значение для медицины, М., 1949 (Всес. общество по распространению полит. и науч. знаний); Строганов В. и Шустин Н., Жизнь и творчество академика И. П. Павлова, М., 194 9 (Всес. общество по распространению полит. и науч. знаний).


Источники:

  1. Сельскохозяйственная энциклопедия. Т. 3 (Л - П)/ Ред. коллегия: П. П. Лобанов (глав ред) [и др.]. Издание третье, переработанное - М., Государственное издательство сельскохозяйственной литературы, 1953, с. 613





Пользовательского поиска



© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://agrolib.ru/ "AgroLib.ru: Библиотека по агрономии"