Новости Энциклопедия
Библиотека Новые книги
Анекдоты Ссылки
Карта сайта О сайте

ЛОМОНОСОВ

ЛОМОНОСОВ Михаил Васильевич (1711 - 1765), гениальный учёный и мыслитель, основоположник великой русской науки и литературы, выдающийся борец за национальную самостоятельность и достоинство русской науки, техники и культуры. Родился Л. 8(19) ноября 1711 в деревне Мишанинской (ныне село Ломоносово), близ Холмогор, Архангельской губ., в семье крестьянина-помора Василия Дорофеевича Ломоносова. В начале 18 в. г. Архангельск являлся важнейшим морским портом России. Это обстоятельство во многом способствовало развитию торговли, предприимчивости и культуры жителей сев. края, примыкавшего к Архангельску. С юных лет Л. ездил с отцом на собственном судне на рыбные промыслы в Белое море и в Сев. Ледовитый океан. Зимой он бывал на соляных промыслах, на верфи. В деревне Л. выучился и грамоте. Потом он самостоятельно изучил лучшие учебники того времени: "Арифметику" Магницкого и "Славянскую грамматику" Смотрицкого. Великая страсть к познанию нового, желание быть активным участником в деле преобразования страны в течение всей жизни вели Л. вперёд, порождали в нём новые силы в борьбе с препятствиями, закаляли его волю и характер. Горячо желая продолжать своё образование, Л. в декабре 1730 пешком ушёл в Москву. Вначале он "пристал на Сухареву башню" в Навигацкую школу, директором к-рой был Магницкий. Программа школы, исчерпываемая в основном изученным им учебником, его не удовлетворила. Л. поступает в 1731 в находившуюся в Москве Славяно-греко-латинскую академию, выдав себя за сына холмогорского дворянина (крестьянских детей в это учреждение не принимали). За пять лет, несмотря на "несказанную бедность", благодаря своему упорству и твёрдой воле он успешно прошёл 8 классов. Весь поток передовых научных идей петровского времени не прошёл мимо талантливого юноши. В Москве он не только получил основательную филологическую подготовку, но и приобрёл значительные естественно-научные познания. В 1735, когда ректору академии было предложено Сенатом выделить несколько молодых людей "в науках достойных" для дальнейшего их обучения в ун-те при Петербургской академии наук, в числе лучших был выделен Ломоносов. В Петербургском ун-те Л. пробыл недолго, с января по сентябрь 1736, но и за это время он много преуспел в своих занятиях естественными науками. Необходимость подготовки своих, русских, специалистов по химии и металлургии заставила Петербургскую академию наук отобрать трёх лучших студентов, в числе к-рых первым был Л., и послать их учиться за границу - в Германию. С 1736 по 1739 Л. учился в Марбургском ун-те у проф. Хр. Вольфа. Имея солидную подготовку, полученную в России, Л. за эти годы успел основательно углубить свои познания в области философии, физики, химии и математики и критически изучить многие классические работы выдающихся учёных. В то время как его учитель Хр. Вольф погряз в метафизике, молодой студент Л. с первых же шагов встал на путь утверждения и развития материалистической атомистики.

В 1739 - 40 Л. изучал металлургию и горное дело в Фрейберге, но неудовлетворённый схоластическим методом преподавания быстро покинул этот город. В июле 1741 Л. возвратился в Петербургскую академию наук. Академия наук, как высшее в стране научное учреждение, основанное в 1724 Петром I, не выполняло многих задач, возложенных на неё её основателем. Академией руководил проходимец Шумахер. Пользуясь поддержкой реакционных академиков и преклоняющихся перед Западом реакционных представителей господствующих классов, он всячески срывал подготовку кадров русских учёных и всеми средствами препятствовал развитию русской национальной науки и культуры. С первых же дней пребывания в академии Л., как истинный патриот своей родины, вступил в активную борьбу с "неприятельми наук российских". Глубоко веря в силы и талант своего народа, Л. гордо поднял знамя борьбы за развитие своей национальной науки, показав всему миру, прежде всего наличном примере, что российская земля способна рождать своих "собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов" и что "Наше отечество может пользоваться собственными своими сынами не токмо в военной храбрости и в других важных делах, но и в рассуждении высоких знаний". Этим прежде всего определяется величие исторического подвига, совершённого Л. перед русским народом и его культурой, перед передовой наукой. Этим объясняется и его целеустремлённая и беспримерная по своим масштабам и объёму деятельность во всех областях науки и культуры, связанная с созданием основ отечественной науки, с гениальным проникновением в перспективы развития отдельных наук, с подготовкой своих национальных кадров. Жизнь Л. в Петербургской академии наук (8 января 1742 он был назначен адъюнктом физического класса, а 25 июля 1745 профессором химии) была насыщена титанической творческой деятельностью, неустанной напряжённой борьбой со всем реакционным, что тормозило развитие русской науки и культуры. В 1748 после многолетних и настойчивых усилий Л. удаётся создать первую в России научно-исследовательскую хим. лабораторию. Работа Л. в этой лаборатории продолжалась до 1757 и явилась новым знаменательным периодом в развитии отечественной хим. науки. В 1757 Л. был назначен советником канцелярии Академии наук и руководителем Географического департамента, Исторического собрания и академических университета и гимназии. По его инициативе и его проекту был создан в 1755 Московский университет. Ломоносов, как писал С. И. Вавилов, был "лучшим, гениальным выразителем существа задач и достижений" русской Академии наук. В его лице русская наука 18 в. смело заявила о себе оригинальностью и глубиной творческих исканий, решительной борьбой против схоластики и метафизики, против слепого преклонения перед наукой Запада и ее авторитетами. Последние годы жизни Л. тяжело болел и 4(15) апреля 1765 в возрасте 54 лет скончался. Могила Л. с надгробным памятником находится в Ленинграде на кладбище Александро-Невской лавры.

Ломоносов - это целая эпоха в истории развития науки, техники и культуры нашей страны. "Он создал, - писал о нём А. С. Пушкин, - первый университет. Он, лучше сказать, сам был первым нашим университетом". Л. выступил могучим творцом, организатором и популяризатором русской науки. Он был одновременно физиком, химиком, астрономом, инженером, конструктором новых приборов и машин, географом, геологом, поэтом, филологом, историком, экономистом и публицистом. И везде, во всех областях науки он шёл впереди, опережая науку своего времени, смело намечая новые пути, новые перспективы для её развития. В сложной и противоречивой борьбе, отражавшей ожесточённую схватку старого схоластического мировоззрения с новым естественно-научным материалистическим мировоззрением, Л. занял самую последовательную и непримиримую для своего времени материалистическую позицию. Он с большой глубиной отразил наиболее прогрессивные демократические стороны русской научной мысли. В его творчестве впервые с невиданной силой раскрылись потенциальные возможности, заложенные в многовековой русской культуре. В истории науки Л. впервые выдвинул и обосновал идею развития и изменчивости природы, идею единства явлений природы. Все явления он объяснял строго материалистически, исходя из глубокого изучения явлений самой природы и их причинной обусловленности. В объяснении явлений природы, по учению Л., даже "малейшее не должно причисляться к чудесам". Он решительно отвергал господствовавшие тогда воззрения о том, что первичное движение связано с божественным толчком. "Первичное движение, - утверждал Л. - не может иметь начала, но должно существовать извечно". В исследованиях Л. научная гипотеза, как форма развития естествознания, была поставлена на такую высоту, на какой она не стояла до него ни в одной стране.

Л. впервые в истории естествознания создал цельное материалистическое учение о природе. Во всех своих работах он последовательно развивает и отстаивает основные принципы материализма в естествознании. Свою материалистическую натурфилософию, в к-рой неразрывно связаны вопросы философии с вопросами естествознания, Л. назвал корпускулярной философией. Она легла в основу всех дальнейших естественно-научных исследований Л. и во многом предопределила его гениальные открытия, на столетие и более опередившие своё время. Л. по праву м. б. назван одним из величайших основоположников научного атомизма. Он глубоко понимал, что только тщательное изучение строения вещества даёт возможность человеку точно определить физ. и хим. свойства тел и изучить закономерности всех природных явлений. "Во тьме должны обращаться физики, а особливо химики, не зная внутреннего нечувствительного частиц строения",- говорил Л. Развитие физики и химии в 19 и в 20 веках является ярким подтверждением гениальных предсказаний Л. Свои атомистические воззрения Л. впервые изложил в работах, написанных им в 1742 - 45. Крупнейшим вкладом в развитие естествознания явился впервые сформулированный в 1748 Л. закон сохранения материи и движения. "Все перемены, в натуре случающиеся, - писал учёный, - такого суть состояния, что сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому. Так, ежели где убудет несколько материи, то умножится в другом месте ... Сей всеобщий естественный закон простирается и в самые правила движения". Это гениальное открытие Л., опубликованное им в его "Рассуждении о твёрдости и жидкости тел" (1760), навсегда утверждало в науке единый всеобщий естественный закон о неразрушимости и несотворимости как материи, так и движения, закон о всеобщей связи вещей и явлений природы. Этот закон, к-рый по справедливости носит теперь название закона Ломоносова, сохраняет всё своё значение в развитии передовой материалистической науки и в 20 в. "Предвидение Л. о существовании общего начала сохранения материи, - писал акад. С. И. Вавилов, - в широком смысле выполнилось не только в замечательном слиянии законов сохранения массы и энергии. Все с большей отчетливостью выясняется еще один закон сохранения, имеющий фундаментальное значение в современной физике, - это закон сохранения электрического заряда... Борьба за ломоносовское начало сохранения материи еще не кончилась". Л. впервые сформулировал и экспериментально подтвердил в 1756 закон сохранения вещества в химии. Он убедительно доказал, что, вопреки мнению английского физика и химика Р. Бойля, вес запаянной хим. реторты, в к-рой происходило при нагревании окисление свинца, остаётся после реакции неизменным, т. е. масса не меняется. Открытие этого основного закона химии до недавнего времени неверно приписывалось французскому химику Лавуазье, в то время как честь этого открытия всецело принадлежит Ломоносову.

Свои атомистические воззрения Л. блестяще развил и обосновал в тщательно разработанной им молекулярно-кинетической теории теплоты и кинетической теории газов, опередив тем самым на целое столетие науку своего времени. В своей работе "Физические размышления о причинах теплоты и холода" (1744) Л. выступил решительным противником господствовавшей тогда в науке теории теплорода, согласно к-рой охлаждение тела объяснялось утечкой этой мифической невесомой жидкости из тела, а нагревание тела - её притоком. Согласно учению Л., "Теплота и огонь производится движением; движение должно быть в материи; и как движение без материи, так и огонь без движения быть не может". Л. впервые дал научное объяснение существованию предельно низкой темп-ры, когда движение частиц прекращалось. В др. своей работе "Опыт теории упругости воздуха" (1748) Л. подробно развил учение об упругости воздуха и дал близкое к современному описание состояния атмосферы. Он впервые установил, что для сильно сжатых газов закон Бойля-Мариотта не точен.

Придавая большое значение метеорологии в предсказании погоды, Л. писал: "Предзнание погоды коль нужно и полезно на земле, ведает больше земледелец, которому во время сеяния и жатвы - вёдро, во время ращения - дождь, благорастворенный теплотою надобен..." Для изучения движения воздушных масс на различных высотах им были сконструированы и практически впервые в науке применены самопишущие метеорологические приборы. Для подъёма этих приборов Л. была сконструирована и специальная "аэродромная машина", явившаяся предшественником современного геликоптера.

Л. блестяще развивает свои атомистические воззрения и в области химии, к-рую он превращает из искусства в науку. Он является основателем новой дисциплины - физ. химии, получившей своё развитие только в 19 и 20 вв. В своих экспериментальных работах Л. неизменно пользуется строго количественным методом и как обязательную предпосылку для "надежных и верных выводов" вводит вес и меру. Для своих работ Л. изобрёл и построил много новых приборов; он впервые в науке применил микроскоп для химических исследований. В своей лаборатории Л. разработал научные основы физической химии силикатов и технологию стекловарения. Какая огромная экспериментальная работа им была выполнена в лаборатории только по цветным стеклам, видно из его отчета: "Изобрел все составы, - писал Л., - к мозаичному делу, для чего сделал более четырех тысяч опытов, коих не токмо рецепты сочинял, но и материалы своими руками по большей части развешивал и в печь ставил". Его исследования много содействовали развитию русской стекольной и фарфоровой пром-сти в нашей стране. В 1753 Л. было построено первое в России пром. предприятие для производства бисера, мозаичных смальт и др. изделий из цветных стёкол. Выполненные Л. мозаики и в частности его знаменитая картина "Полтавская баталия" (равная по площади 31 м2), хранящаяся до сего времени в Академии наук СССР в Ленинграде, представляет собой замечательный Памятник художественного творчества великого учёного.

Видное место в творчестве Л. занимала оптика и, гл. обр., практическая сторона её - конструирование и изготовление различных оптических приборов и инструментов. Л. впервые изобретает "горизонтоскоп", т. е. перископ с механизмом для горизонтального обзора местности. До Л. такие инструменты никем не строились и не описывались; они получили широкое распространение лишь в наше время. Л. была изобретена "ночезрительная труба", с помощью к-рой можно было в сумерки и ночью "яснее и явственнее" различать скалы и корабли. Это блестящее открытие Л. было надолго забыто. Практическое применение "ночезрительные трубы" получили лишь в наши дни. Л. был первым учёным, разработавшим научные основы цветоведения. Великим учёным впервые, задолго до английского астронома Гершеля (к-рому приписывается это открытие), был создан зеркальный отражательный телескоп. Л. разработал более двух десятков различных инструментов и для мореходной астрономии. Л. является также первым русским фотометристом. Большой вклад он внёс и в развитие астрофизики. Им была создана новая теория кометных хвостов, открыта атмосфера на Венере (1761), разработаны и созданы новые инструменты для астрофизических исследований. Л. развивал волновую теорию света и выступил против теории истечения Ньютона. Он был убеждённым сторонником теории Коперника и в борьбе с духовенством подчёркивал громадное научное и мировоззренческое значение гелиоцентрической системы.

М. В. Ломоносов
М. В. Ломоносов

Блестящую страницу в историю науки Л. вписал и своими исследованиями в области изучения электричества и природы сев. сияний. Он вместе с Рихманом выступил основоположником изучения электричества в России. Их исследования определили новую эпоху в истории электричества - эпоху количественного изучения электрических явлений. В 1745 они изобрели первый электроизмерительный прибор и в лабораторных условиях впервые доказали тождество электрической искры с молнией. Л. впервые с помощью этого прибора обнаружил существование в атмосфере электрического поля. В 1753 Л. разработал теорию грозы. Он утверждал, что электрические заряды образуются при трении между тёплыми восходящими и холодными нисходящими потоками воздуха. Современные теории грозы развивают идеи Ломоносова. Л. впервые предложил ввести "стрелы" для защиты местности от происходящего разряда. Он установил, что "по... проволоке... простирается... электрическая сила на великое расстояние до тысячи сажен и далее", что "электрическая сила сообщенная к сосудам с травами ращение их ускоряет" и "разные болезни исцелены ею бывают". В 1760 он гениально предсказал, что использование электричества открывает "великую надежду к человеческому благополучию".

Л. является основоположником русской геологии, минералогии, чёрной и цветной металлургии и горного дела. Свои теоретические изыскания он тесно связывает с практикой. Л. принадлежит первенство в установлении понятия возраста рудных жил, объяснение происхождения торфа, каменного угля, нефти, янтаря и первое описание красной свинцовой руды, содержащей хромкрокоит. Л. предвосхитил современные взгляды на строение кристаллов, создал теорию рассыпного золота и разработал метод его добычи. Л. горячо призывал молодых геологов изучать богатства своей страны. "Не должно сомневаться, - писал он, - о довольстве всяких минералов в Российских областях" и добавлял, что нужно "только употреблять доброе прилежание с требуемым знанием..." Предвидение Л. о том, что "и в северных земных недрах пространно и богато царствует натура" оказалось действительно пророческим. В годы предвоенных пятилеток Северный край предстал перед советским народом во всем величии своих богатств. Для практиков горного дела Л. был создан труд "Первые основания металлургии или рудных дел". Л. впервые в истории естествознания выдвинул идею развития и постепенного преобразования земли. "Твердо помнить должно, - писал он, - что видимые телесные на земле вещи и весь мир не в таком состоянии были с начала от создания, но великие происходили в нем перемены..." Л. принадлежат также интересные мысли, связанные с генезисом почвообразования и с учением об ископаемых почвах. Он дал первое научное описание происхождения чернозёма. "Нет сомнения, - писал Л. в 1763, - что чернозем не первообразная и не первозданная материя, но произошел от согнития животных и растущих тел со временем".

Много ценных идей было высказано Л. и в области географии. Он выступил автором проекта Северного морского пути. "Северный океан, - по мнению Л., - есть пространное поле, где усугубиться может российская слава, соединенная с беспримерною пользою, через изобретение восточно-северного мореплавания в Индию и Америку". В своих трудах Л. высказал много гениальных мыслей, на столетие опередив науку своего времени. Л. был глубоко уверен, что "Колумбы Росские, презрев угрюмый рок, меж льдами новый путь отворят на восток". Мечта великого учёного была осуществлена только в наше время советскими полярниками. Радость познания и творческого преобразования мира ярко характеризует всю деятельность Л. "Ломоносов, - писал Н. Г. Чернышевский,- страстно любил науку, но думал и заботился исключительно о том, что нужно было для блага его родины. Он хотел служить не чистой науке, а только отечеству".

Крупным вкладом в русскую культуру явилась поэзия Л., его деятельность по созданию русской грамматики. "С Ломоносова, - писал В. Г. Белинский, - начинается наша литература. Он был её отцом и пестуном... Ломоносов был первым основателем русской поэзии и первым поэтом Руси". Л. впервые оценил величие, красоту и всемирно историческое значение русского языка. Созданная Л. "Российская грамматика" (1755) выдержала 14 изданий и явилась единственным учебником для целого ряда поколений. Л. было написано "Краткое руководство к Риторике" (1748), большое количество од и стихотворений. Он проделал гигантскую работу по очищению русского языка от иностранных слов и по созданию русской научной и технической терминологии. Сотни слов, введённых впервые Л., сохраняются и до сего времени. В своих стихах Л. выступал с пропагандой передовой науки, с горячими призывами к творчеству во имя счастья народа, во имя интересов родины.

Обращаясь к своим ученикам и последователям, великий учёный призывал: "Везде исследуйте всечасно, что есть велико и прекрасно, чего еще не видел свет". Гордясь ратными подвигами своего народа, Л. превыше всего ставил мирное преуспевание России. Как пространная и могучая страна, Россия, по мнению Л., должна принести мир народам, измученным войнами.

В своей поэме "Письмо о пользе стекла" Л. с негодованием пишет о зверствах и хищничестве европейцев, к-рые в погоне за золотом безжалостно истребляют коренное население Америки. Он решительно осуждает американских колонизаторов, к-рые порабощенных ими индейцев "Свирепствуя в средину гонят гор, драгой металл изрыть из преглубоких нор".

Пламенным патриотом выступал Л. и как историк. "Велико есть дело, - писал он, - смертными и приходящими трудами дать бессмертие множеству народа..." Л. были написаны "Краткий Российский летописец с родословием" (1760) и "Древняя Российская история от начала российского народа до кончины великого князя Ярослава I" (1765). Хорошо известна непримиримая борьба, к-рую вёл Л. со сторонниками складывающейся тогда реакционной и враждебной русскому народу норманской теории происхождения русской государственности.

Л. - учёный неотделим от Л. - гражданина, непримиримого борца за просвещение народа, за распространение в России наук, за подготовку своих, отечественных ученых. Л. впервые в Академии наук в 1746 начал читать публичные лекции по экспериментальной физике на русском языке. На русском языке он опубликовал и многие свои работы, выступив так. обр. в роли первого популяризатора науки для народа. "От искреннего сердца желаю, - писал Л. в 1746 в предисловии к учебнику по экспериментальной физике, - чтобы по мере обширного сего государства высокие науки в нём распространились, и чтобы в сынах российских к оным охота и ревность равномерно умножилась". Л. предложил целый ряд реформ по реорганизации Академии наук, академического ун-та и гимназии. Он требовал, чтобы было разрешено обучаться "всякого звания людям, не исключая посадских и крестьянских детей", отстаивал академическую автономию и свободу преподавания науки. Л. много сделал, чтобы "привести Академию в доброе состояние". Всю свою жизнь он вёл самоотверженную борьбу с иноземными лжеучёными и отечественными реакционерами, к-рые всячески тормозили развитие русской науки и стремились оттеснить от неё русский народ. Непримиримый к врагам русской науки, Л. в конце своей жизни писал: "Я к сему себя посвятил, чтоб до гроба моего с неприятельми наук российских бороться, как борюсь уже двадцать лет; стоял за них смолоду, на старость не покину... За общую пользу, а особенно за утверждение наук в отечестве и против отца своего родного восстать за грех не ставлю". Как гордый сын своего народа, с высоким чувством достоинства и личного и национального, Л. отвечал и вельможе Шувалову: "не токмо у стола знатных господ или у каких земных владетелей дураком быть не хочу, но ниже у самого господа бога".

Когда Шувалов, пригрозив Л., сказал, что он отставит его от Академии, великий учёный гордо и с достоинством отвечал: "нет, разве Академию от меня отставят". Убеждённый противник слепого преклонения перед авторитетами западной науки, Л. призывал русских учёных к самостоятельной творческой разработке новых проблем науки. "Сами свой разум употребляйте, - говорил Л., - меня за Аристотеля, Картезия, Невтона не почитайте. Если вы мне их имя дадите, то знайте, что вы холопы, а моя слава падет и с вашею". Эти слова и теперь бьют по безродным космополитам. В творчестве Л. нашли своё яркое выражение героические черты великого русского народа, его ясный ум, его твёрдая вера в свои силы, его горячая любовь к своей родине и её великому будущему. В истории нашей отечественной науки деятельность Л. составила целую эпоху и оказала значительное воздействие на дальнейшее формирование и развитие передовой русской национальной культуры. Уже в 18 в. имя Л. стало олицетворением духовного величия и мощи русского народа, его могучего таланта и великой жизненной силы. Пламенный патриот своей родины, Л. мечтал и страстно желал "златой знатным наукам век восстановить".

Золотой век невиданного расцвета науки и культуры наступил только в эпоху Ленина - Сталина в великой стране социализма, и поэтому так дорого всем советским людям имя М. В. Ломоносова, его дела, его труды.

Учёные нашей страны, занятые разработкой важнейших проблем науки, техники и культуры, внимательно изучая труды и деятельность своих предшественников, и теперь находят в трудах Л. немало забытых, ценных для дальнейшего развития советской науки и культуры идей и высказываний. "Если внимательно посмотреть назад, - писал президент Академии наук СССР академик С. И. Вавилов, - то станет ясным, что многие краеугольные камни успехов нашей науки были заложены в прошлом именно Ломоносовым. Вот почему Ломоносов - знамя нашей культуры, живой образ славного культурного прошлого великой русской науки".

С именем же Л. связано создание лучших патриотических традиций в развитии нашей отечественной науки и культуры, выразившихся в разработке актуальных проблем науки; в глубокой органической связи науки с практикой; в развитии и укреплении материалистической философии; в непримиримой борьбе со всем реакционным и отсталым, за достоинство и независимость передовой русской науки и культуры. Следуя этим традициям, учёные нашей страны внесли неоценимый вклад в развитие русской и мировой культуры. Эти традиции, заложенные Л., имеют громадное значение и для развитии советской науки. "Та черта достоинства, которая придаёт такой симпатичный облик Ломоносову, - писала "Правда" в передовой статье от 18 ноября 1936 г. в дни юбилея Ломоносова,- это общая черта советской науки. Она связана с чувством достоинства советского гражданина, с горячей любовью к великой своей родине, с глубокой верой в силы и таланты народов Советского Союза". "У Ломоносова, - писала "Правда" в этой же статье, - должны учиться и советские учёные стремлению сделать научные труды доступными самым широким массам, любви к языку народа".

Вот почему в нашей стране придаётся такое большое значение изучению и популяризации научного наследства Л. и изданию его трудов. Если в 19 в. Л. рассматривался и изучался прежде всего как поэт и филолог, то в начале 20 в., благодаря, гл. обр., публикациям и трудам проф. Б. Н. Меншуткина, русская и мировая наука узнала о Л., как о великом физике и химике. Правящие классы царской России тщетно пытались отделить Л. от народа, выдать его за своего верного слугу - единомышленника. В то же время раболепствуя перед иностранщиной, они не проявили интереса и внимания к гениальному научному наследию Л. Многие его труды, в к-рых с наибольшей полнотой проявился его могучий народный талант, его материалистические воззрения, оставались в рукописях, созданные им приборы не были сохранены. Гениальные предвидения Л., его замечательные исследования и выдающиеся открытия, к-рыми он значительно опередил современную ему западноевропейскую науку, впервые получили широкую известность только в наше время в стране социализма, ставшей под руководством Коммунистической партии страной самых великих творческих дерзаний, страной, возглавившей подлинный расцвет золотого века в науке, о к-ром так страстно мечтал великий учёный. В последние годы о Л. написано много исследований, биографических очерков, пьес, созданы кинофильмы.

Академия наук СССР в 1950 предприняла издание первого полного собрания сочинений Л. в 10 томах и систематически выпускает сборники новых материалов и исследований о Ломоносове. С 1949 в Ленинграде, в здании Петровской кунсткамеры, этой колыбели русской науки, где во времена Л. находилась Академия наук и где с 1741 по 1765 работал Л., создан Музей М. В. Ломоносова. Советское правительство присвоило имя Л. основанному им старейшему ун-ту нашей страны - Московскому университету. Имя Л. присвоено также бывшему Ораниенбаумскому р-ну и г. Ораниенбауму, Ленинградской обл., одной улице и площади г. Ленинграда, северному острову Новой Земли и одному из вулканов на Курильских островах.

Призывая советских учёных смело творить и дерзать в области науки, И. В. Сталин в своей исторической речи 17/V 1938 сказал: "Наука знает в своём развитии не мало мужественных людей, которые умели ломать старое и создавать новое, несмотря ни на какие препятствия, вопреки всему". Эти слова И. В. Сталина полностью относятся и к характеристике гениального сына великого русского народа, революционера в науке М. В. Ломоносова.

Главнейшие труды Л.: Полное собрание сочинений, тт. I - III, VI - VII, М.-Л., Академия наук СССР, 1950-52; Сочинения, тт. I - VIII, М.-Л., Академия наук, 1891 - 1948; Физико-химические работы, М., 1923; Избранные философские произведения, |М.], 1950; Стихотворения, Л., 1935 (Библиотека поэта); Стихотворения, [М.], 1948 (Библиотека поэта, малая серия); О слоях земных и другие работы по геологии, М.-Л., 1949.

А. Елисеев

Литература: Арбузов А., Краткий очерк развития органической химии в России, М.-Л., 1948; Бак И., Ломоносов о сельском хозяйстве, "Советская агрономия", М., 1947, № 1, стр. 68 - 75; его же, Экономические воззрения М. В. Ломоносова, [М.], 1946; Белинский В., Собрание сочинений в трёх томах, т. I, M., 1948; Вавилов С., Ломоносов и русская наука, М., 1947; Вернадский В., О значении трудов М. В. Ломоносова в минералогии и геологии, М., 1900; Греков В., Ломоносов - историк, журн. "Историк - марксист", [М.], 1940, № 11; Добролюбов Н;, О степени участия народности в развитии русской литературы, Полное собрание сочинений, т. I, [M.-Л.], 1934; Елисеев А., М. В. Ломоносов, Л., 1941; К-ов, К 200-летию открытия М. В. Ломоносовым закона сохранения вещества, "Вопросы философии", [М.], 1948, № 2 (4), стр. 391 - 404; Кедров Б., О философском значении естественно-научных открытий М. В. Ломоносова, "Вопросы философии", М., 1951, № 5, стр. 62 - 76; Киров С., Избранные статьи и речи 1912 - 1934, [М.], 1939, стр. 475; Кудрявцев П., История физики, т. I, M., 1948; Кузнецов Б., Ломоносов, Лобачевский, Менделеев. Очерки жизни и мировоззрения, М.-Л., 1945, стр. 13 - 94; Кунцевич Г., Библиография изданий сочинений М. В. Ломоносова на русском языке, П., 1918; Ломоносов. Сборник статей и материалов, т. I - III, М.-Л., 1940-51; Максимов А., Очерки по истории борьбы за материализм в русском естествознании, [М.], 1947; Материалы по библиографии о Ломоносове на русском, немецком, [английском], французском, итальянском и шведском языках, П., 1915; Мелехов И., Ломоносов и лесная наука, Архангельск, 1947; Меншуткин В., Жизнеописание Михаила Васильевича Ломоносова, 3 изд., М.-Л., 1947; его же, Труды M. В. Ломоносова по физике и химии, М.-Л., 1936; Морозов А., Ломоносов 1711 - 1765. М., 1950 (Жизнь замечательных людей); Павлов А., Значение М. В. Ломоносова в истории почвоведения, "Почвоведение". СПБ, 1911, № 4; Плеханов Г., Сочинения, т. XXI, ч. 3, М.-Л., 1925; Птуха М., Очерки по истории статистики XVII - XVIII веков, [M.], 1945; Пушкин А., Полное собрание сочинений в 10-ти томах, т. VII, М.-Л., 1949; Радищев А., Избранные сочинения, М.-Л., 1949; Чернышевский Н., Полное собрание сочинений, т. III, М., 1947; Прилов А., "Чернозем" Ломоносова, "Журнал опытной агрономии", т. XIII, кн. 4, СПБ, 1912, стр. 525 - 36; его же, Что дал науке о почве М. В. Ломоносов, "Ученые записки Московского Государственного университета", M., 1940 (Юбилейная серия, Геология, Почвоведение, Грунтоведение, вып. 56).


Источники:

  1. Сельскохозяйственная энциклопедия. Т. 3 (Л - П)/ Ред. коллегия: П. П. Лобанов (глав ред) [и др.]. Издание третье, переработанное - М., Государственное издательство сельскохозяйственной литературы, 1953, с. 613





Пользовательского поиска



© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://agrolib.ru/ "AgroLib.ru: Библиотека по агрономии"