НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ
Анекдоты    Ссылки    Карта сайта    О сайте


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Властью науки


На окраине города Махарад-зе, в селе Анасеули, в самой гуще советских субтропиков, расположены ордена Тудового Красного Знамени Всесоюзный научно-исследовательский ин-ститут чая и субтропических культур и Всесоюзный научно-исследовательский институт чайной промышленности. Свою работу эти учреждения ведут в тесной связи с колхозами, совхозами и чайными фабриками, содействуют им в решении различных вопросов теории и практики, помогают творчески осваивать опыт новаторов. Институты в Анасеули стали оперативным центром научной организации чаеводческого хозяйства и чайной промышленности республики и страны. Они имеют свои базы и филиалы в Сухуми, Чакве, Зугдиди, Поти, Цхалтубо, Майкопе.

Находящимся в Чакве отделом селекции и семеноводства Анасеульского института чая и субтропических культур до последнего времени заведовала академик Ксения Ермолаевна Бахтадзе, всемирно известный ученый-селекционер, создательница новых, советских сортов чая.

В других отделах этого института в итоге многолетней работы были разработаны наиболее рациональные способы размещения чайных кустов, наилучшие сроки и виды подрезки, методы сбора листа, меры борьбы с вредителями и болезнями растений. Сотрудники института установили, что корневая система чая при свойственной нашему чаеводству густой шпалерной посадке хорошо закрепляет горные склоны, и рекомендовали колхозам закладывать плантации на склонах крутизной до 25 градусов при сплошной обработке почвы, без устройства дорогостоящих террас; теперь этот высокоэкономичный способ широко применяется в республике. Ученые Анасеули разработали рациональную систему удобрения плантаций, максимально повышающую урожай.

Ломая старые агроправила, институт предложил оставлять почву в чайных междурядьях в течение нескольких лет без глубокой зимней перекопки, чтобы не повреждать разветвления корней. В результате этого затраты труда значительно уменьшились, а урожай в некоторых случаях повысился на 10 - 12 процентов.

Над проблемами окультуривания почв субтропических районов и регулирования водно-воздушного режима почвы со дня организации института работает член-корреспондент Академии наук Грузинской ССР доктор геолого-минералогических наук М. К. Дараселия. Он автор многих научных трудов и, в частности, книги "Красноземные и подзолистые почвы и их использование под субтропические культуры", удостоенной Государственной премии СССР.

У Всесоюзного научно-исследовательского института чайной промышленности есть в Анасеули своя опытная фабрика. За последние годы здесь создано много замечательных машин для комплексной механизации производства чая. На соседней Лан-чхутской чайной фабрике была установлена созданная в институте первая в мире поточная линия - прообраз будущего оборудования для всех грузинских чайных фабрик.

С 1949 года Всесоюзный научно-исследовательский институт чая и субтропических культур шефствует над колхозами "Гза комунизмисакен" Махарадзевского района, имени Цхакая Зугдид-ского района и "Гигант" Гальского района Абхазской АССР. Эти колхозы собирали низкие урожаи чая, были в числе отстающих. Институт предложил ряд мер, в результате осуществления которых погектарная урожайность чая в колхозе "Гза комунизмисакен" возросла за четырнадцать лет с 997 до 4400 килограммов. Такие же разительные перемены произошли и в двух других колхозах.

Все это лишь беглый и далеко не полный обзор тех работ, которыми грузинские ученые-чаеведы обогатили мировую науку. Но об одной их победе нужно рассказать особо.

Культуру чая зарубежные агрономы отнесли к числу тех редких растений, которые из-за своих наследственных свойств не поддаются искусственной гибридизации, не образуют селекционных сортов. В разное время, в разных районах мира специалисты пробовали скрещивать цветки двух сортов чая, пытаясь вывести третий, улучшенный. Десятки лет настойчиво искали решения этой задачи Ван-Лерсум, Бернард, Кохен-Стюарт, Велленснек и другие ученые. Они ставили сотни и тысячи различных опытов - и все они давали до того противоречивые результаты, что даже у самых настойчивых опускались руки. Гибрид получался, но не получалось сорта: "дети" упорно не желали походить на "родителей", "внуки" - на "дедов". Большой научный коллектив Бейтен-зоргской опытной станции на Яве в конце концов сделал вывод: селекционный чай практически получить невозможно, чайные сорта создает только природа.

Молодой грузинский агроном Ксения Бахтадзе не поверила этому. Угроза потерпеть неудачу не устрашила ее - она решила посвятить жизнь "невозможной" селекции чая. Работу свою она начала в Чакве в 1927 году. Тогда здесь, на старой семенной плантации, выращивались разновидности китайского и индийского (точнее индийско-китайского) чая, каждая со своими достоинствами и недостатками. Были здесь растения с высоким качеством листа, но малоурожайные, были урожайные, но неморозостойкие, были морозостойкие, но с низким качеством листа... Перед К. Бахтадзе стояла труднейшая, многоплановая проблема: вывести новый сорт-с достоинствами родителей, но без их недостатков, сорт высокоурожайный, зимостойкий, с высокими вкусовыми достоинствами и при этом биологически устойчивый, передающий свои качества потомству. Общая задача заключалась в том, чтобы обогатить наши плантации, состоящие из кустов китайского чая, кустами с ценнейшими свойствами индийской разновидности и вытеснить неудачные, малоценные формы китайского куста.

Основой творческого метода К. Бахтадзе стало целеустрем-ленное воздействие на полученное в итоге скрещивания растение заданными условиями жизненной среды. Практически работа состояла из отбора и гибридизации: в ходе тщательного изучения, на которое ушло несколько лет, отбирались наилучшие растения, а затем смесью пыльцы наиболее развитых кустов одной разновидности опылялся цветок куста другой разновидности. Подбирая для гибридных сеянцев почву, удобрения и другие условия, при которых лучше всего развивался куст полученного агротипа, К. Бахтадзе добивалась от нового сорта самого яркого, стойкого проявления желаемых качеств.

Год уходил за годом. Но она приближалась к цели. Наконец, поколение улучшенных растений уже можно было определить как новорожденный сорт с прочно закрепленными свойствами родителей, обогащенный новыми стойкими ценными качествами. Так, в 1948 году были выведены первые в истории чаеводства селекционные сорта "Грузинский № 1" и "Грузинский № 2". По ценнейшим свойствам они превзошли своих китайских и индийско-китайских предков.

О замечательном событии заговорили во всем мире, в Чакву хлынул поток писем. Виднейшие ученые и практики сельского хозяйства слали свои поздравления, выражали удивление и восхищение. Работа К. Бахтадзе помогла найти верный путь чаеводам-селекционерам и в других странах.

Мы можем познакомиться с первенцами советского поколения чайного рода на новых аджарских плантациях. Это мощные, пышные кусты с густой шапкой крупных листьев. По урожайности они на 30 - 35 процентов превосходят обычные. В селекционном чае больше танина, больше экстрактивных полезных веществ, он вкуснее, ароматнее, биологически ценнее; на чаеразвесочных фабриках он идет в смесь (купаж) для улучшения других сортов. Крупные листья дают такому чаю преимущество при сборе урожая: чтобы собрать килограмм обычного листа, сборщице нужно сделать 2500 срывов, а для килограмма селекционного - 1600. Есть и еще одно важное достоинство у новых сортов - они бурно вегетируют в течение всего сезона и дают молодые побеги даже в ноябре, тогда как у обычных кустов урожай годного для переработки листа в октябре уже иссякает.

Эти первые новые сорта чая были предназначены для субтропических районов Грузии. Сейчас плантации такого чая дают и промышленный лист и семена. Элитное семеноводство с тем же приемом оплодотворения смесью пыльцы лучших сортов обеспечивает селекционному чаю дальнейшее развитие его ценнейших свойств.

Но интересы страны диктуют новые задачи: продвинуть чайное растение за пределы Грузии, создать большие промышленные плантации в более холодных, менее влажных районах. Селекция чая ведется сейчас и в Азербайджане, и в Краснодарском крае.

Коллектив советских селекционеров с успехом ведет свою трудную, кропотливую работу по выведению сортов чая с повышенной морозостойкостью и устойчивостью к засухе.

Каковы же сегодня реальные результаты труда наших преобразователей чайной природы? Ответ на этот вопрос я решил искать в Чакве, у Ксении Ермолаевны Бахтадзе. Она встретила меня в своем кабинете, напоминающем лабораторию и оранжерею. Чего только здесь не увидишь; и микроскоп, заключенный под стеклянный колпак, и саженцы, и конвертики с семенами, аккуратно разложенные на стеллажах вдоль стен...

Легкими, ласковыми движениями тонких пальцев машинально перебирала она лежащие перед ней на столе свежие крупнолистные флеши. Заметив мое внимание к ним, сказала:

- Это он, наш селекционный...

В Чакве я узнал о вещах удивительных и прекрасных.

Двадцать селекционных сортов чая-таков итог научной де-ятельности Ксении Бахтадзе. И о каждом она рассказывала как о своем родном детище. Зимостойкие сорта известны чаеводам под номером 3-12. Один из них, гибрид № 8 "Северный", дающий чай прекрасного вкуса и аромата, успешно разводится в Дагомысском чайном совхозе Краснодарского края и заслужил там звание "Герой зимы": под снегом он выдерживает 25-градусный мороз! Нигде в мире на таких северных широтах чай не растет.

Плантации нового чая .можно встретить сейчас почти во всех чаеводческих районах Грузии. Их общая площадь свыше 300 гектаров, и это бесценное семя - ядро будущего грузинского чаеводства.

Большое значение имеет освоение горных районов субтропической зоны, где селекционные сорта, как можно надеяться, будут давать особо ароматные чаи, свойственные горному климату.

Полевые и лабораторные опыты, переписка с сотрудниками новых чайных районов, руководство работой аспирантов, рецензирование диссертаций, обсуждение практических вопросов земледелия, выполнение обязанностей члена райкома партии, члена Грузинского республиканского комитета защиты мира и другие общественные дела и заботы многие годы составляли самую важную, заветную область жизни Ксении Ермолаевны Бахтадзе.

Огромный многолетний труд ученого оценен по достоинству: создателю науки о селекции чая присвоено звание лауреата Государственной премии, звание Героя Социалистического Труда, заслуженного деятеля науки Грузинской ССР и Аджарской АССР, действительного члена Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина и Академии наук Грузинской ССР, награждена многими орденами и медалями.

Ксения Ермолаевна Бахтадзе - автор восьмидесяти научных трудов. Главные из них изданы и в зарубежных странах. Они всесторонне освещают теорию и практику советского чаеводства. А материальные плоды ее трудов - новые сорта чая-разводятся или применяются для селекции, кроме Советского Союза, еще в восемнадцати странах. С каждой почтой приходили в Чакву письма на имя К. Е. Бахтадзе. У нее спрашивали совета, просили дать консультацию.

Вот одно письмо - из Вьетнама: "Я свыше десяти лет работаю на станции чаеводства в Фуго при Институте сельского хозяйства и лесоводства. Чаеводство для нас новая отрасль... И хотя Вы нас не знаете, я обращаюсь с просьбой помочь нам. Очень ждем Вашего ответа и заранее благодарим за все советы.

До Нгок Ки".

Как память о поездке в Шри Ланка у Ксении Ермолаевны хранится выходящая в Коломбо газета с ее портретом и статьей под заголовком: "Ксения Бахтадзе говорит: селекция позволяет повысить урожайность чайного листа на 30 процентов!"

Невысокая, хрупкая пожилая женщина в нашей беседе незаметно, чудодейственно преобразилась в героиню, совершившую беспримерный в своем роде научный подвиг, в "волшебницу", достигшую такой власти над чайным растением, какой не достигал еще никто. Я знал о ее делах, о ее славе и раньше, я был готов к этому превращению. Но, странное дело, чем больше образ волшебницы воплощался передо мной в ее реальные черты, тем понятней, проще казался мне и сам ее труд. А ведь я знал, что именно в этом реальность ее огромных знаний и ее огромной работы, ее веры в свое дело, в свои силы! И это сознание заставляло меня с новой вспышкой любознательности искать чудесное в реальном, вновь и вновь расспрашивать мою собеседницу о ее трудовой деятельности, ее рабочих буднях. И я услышал от нее еще многое, но далеко не все то, что могло бы мне показать, какой она удивительный человек. Только через несколько лет я узнал, например, что Ксения Ермолаевна не только чаевод, но и математик, и художник, и музыкант, и поэт. Для нее это, правда, не профессии, а увлечения, но и они дают свои реальные плоды: она свободно оперировала формулами и цифрами, неплохо рисовала, играла на скрипке, сочиняла стихи... Когда в нашей долгой беседе вопросом о "последней работе" повестка дня журналистской встречи была исчерпана и приишо время прощаться, хозяйка задала мне, незваному гостю, неожиданный вопрос: люблю ли я цветы?

- Какие? - в замешательстве спросил я, поглощенный мыслями о чае.

- Обыкновенные - с улыбкой сказала она. И предложила мне огромный букет роз, стоявший в вазе.

- Что да, то да: неравнодушна к розам моя Ксения Ермолаевна, - сказал входивший в это время в комнату ее муж, агроном-чаевод Владимир Андреевич Приходько.- Сама выращивает. Уж и не знаю, что больше любит - чай или цветы?

Ксения Ермолаевна улыбнулась. И эта улыбка скромной, милой женщины, труженика-ученого осталась в моей памяти навсегда...

предыдущая главасодержаниеследующая глава












© AGROLIB.RU, 2010-2021
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://agrolib.ru/ 'Библиотека по агрономии'

Рейтинг@Mail.ru

Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь